Михаил Васильевич Попов - в каком мире мы живем?

Опубликовано: 15.04.2017

видео Михаил Васильевич Попов - в каком мире мы живем?

Ванга (Vanga) предсказание на 2017 год

Лет 30 вспять тяжело было представить, что Италия, многие поколения людей которой, не находя работы на родине, эмигрировали в другие страны, станет симпатичной для иммигрантов. Но в контексте эволюции глобальных миграционных процессов, динамики экономического развития и демографических сдвигов таковой переход представляется закономерным.



Необыкновенна скорость, с которой Италия преобразуется в страну массовой иммиграции. Если в 1991 г. тут официально насчитывалось 652 тыс., а в 2001 г. – 1,3 млн иммигрантов, то на 31 декабря 2010 г. их было записанно уже 4,57 млн (7,5% общей численности населения). Это один из самых больших характеристик посреди государств – членов ЕС [17]. С учетом незаконных мигрантов, численность которых, по различным оценкам, колеблется от 500 до 800 тыс. человек, общее число зарубежных людей, живущих и работающих в Италии, приблизилось к 5,3 млн [31].


Иммиграция в Канаду 2017. К чему готовиться? Запись Вебинара

Иммиграция, представлявшаяся в 1980-е годы временным явлением, перевоплотился в неизменный фактор жизни Италии, оказывающий все большее воздействие не только лишь на экономику и социальную сферу, да и на политическую, общественную и культурную жизнь страны. Но идеологизация иммиграционной проблематики и жесткое политическое противоборство по вопросу иммиграции ведущих политических партий затрудняют выработку всеохватывающего подхода к этой сложной социально-экономической, этнокультурной и политической дилемме. Как и 20 годов назад, политика правительства сконцентрирована на дилемме незаконной иммиграции и борьбе с ней. Что касается иммигрантов, находящихся в стране на законных основаниях, ими занимаются местные и региональные власти, также работодатели. Как это нередко бывает в Италии, решения местных политиков принимаются исходя из политических установок и личных пристрастий. К примеру, в области Тоскана, где у власти стоят представители левоцентристского блока, принят региональный закон об интеграции иммигрантов. Управление области оказывает финансовую и организационную поддержку неизменному форуму для обсуждения заморочек иммиграции, межкультурного взаимодействия и совместного общежития, также реализует большой региональный проект «Объединимся против расизма». Другая картина наблюдается там, где у власти находятся представители Лиги Севера [8]. Примером может служить вызвавшая большой скандал в конце 2009 г. полицейская операция по поиску незаконных иммигрантов, проведенная в маленький коммуне Коккальо в Ломбардии, под кодовым заглавием «Белоснежное Рождество» (заглавие операции имело расовый подтекст, так как все незаконные иммигранты, выявленные в процессе нее, были выходцами из Африки).

Активную роль в судьбе иммигрантов в Италии играют христианские, волонтерские, неправительственные и публичные организации, также профсоюзы, отстаивающие права этой группы населения.

Что касается работодателей, то они обычно руководствуются прагматическими и утилитарными соображениями, часто прибегая к неформальным формам занятости, очень всераспространенным в Италии, либо к откровенной эксплуатации. По данным исследования «Безопасность, работа по-черному и иммиграция», проведенного в 2010 г., у лиц, не имеющих особых разрешений на работу в Италии, больше шансов трудоустроиться (в этой группе занятость добивается 90%), но при всем этом в 68% случаев идет речь о работе «по-черному» – не только лишь с нарушением трудового и налогового законодательства, но нередко и без соблюдения правил безопасности на производстве. В итоге почасовая оплата незаконного работника меньше в среднем на 30–50%, чем у итальянцев, и на 10%, чем у законных иммигрантов, занятых аналогичным трудом. Нелегалы делают самую томную, неквалифицированную и страшную работу, 48% из их трудятся в ночные смены, нередко без выходных, не имея при всем этом никаких соц гарантий [10].